Портрет основателя

Встреча с Вильфридом Филиппом

Этот человек полон энергии. Жизненной энергии. И она заразительна, несмотря на его девяностолетний возраст. Встречаясь с ним, невольно выпрямляешься и подтягиваешься.

Причина тому становится быстро понятной. «Знаете, я по профессии гравировщик. Для создания красивых вещей нам необходимы сила И чувство. Именно так я всегда и обращался с людьми. Выбирал лучших, руководил ими и относился к ним с уважением.»

Вместо того, чтобы хвастаться разными управленческими теориями, он быстро переходит к делу, рассказывая о том, как начинал изучать граверное мастерство, о первых машинах, об основании фирмы. И – снова и снова – о самом главном – о своих идеях. «Знаете, чем я занимался потом?» – говорит он, открывая новую тему, – и ты понимаешь: этот человек до сих пор не потерял способность восторгаться. Восторгаться безупречно решенными задачами, новыми технологиями, светлыми головами и целеустремленными изобретателями.

«Вы довольны результатом?» – этот вопрос он задает чаще всего во время еженедельного обхода фирмы, обращаясь к своим сотрудникам. Ведь если довольны они, то доволен и он. Ошибки быть не может – его сотрудники просто горят от усердия. Ответ на вопрос «А кто же разжигает этот огонь?» вы найдете, заглянув в его глаза и увидев мерцающие в них искры…

 

Все началось девяносто лет тому назад в силезских горах Высокого Есеника на территории сегодняшней Чехии, бывшей Судетской области. В то время один юноша, сын лесоруба из простой семьи, посещал техническое училище в городе Карлшталь. Его любимым предметом была физика. Он закончил обучение еще во время войны, получив профессии инструментальщика и гравировщика.

Сразу после окончания училища для восемнадцатилетнего юноши, по законам того времени еще не достигшего совершеннолетия, начался драматический период изгнания и насильственного переселения. Оказавшись в Западной Германии, молодому гравировщику не пришлось долго искать работу. В баварском Миндельхайме он занимается гравировкой перстней, церковной утвари и гравирует время от времени винтовки американских солдат.

После работы в Швебиш-Гмюнде на фирме, специализировавшейся на электроискровом нанесении узоров на сталь, он переезжает в город Штутгарт, где самоучкой осваивает новую профессию гравировщика по стали. Заинтересовавшись его новой квалификацией, фирма Фишер-Меттели пригласила его на работу в Швейцарию, где он занимался королевской дисциплиной гравировщика – изготовлением циферблатов для высококачественных часов.

 

В 1956 году он переезжает в Штутгарт, столицу земли Баден-Вюртемберг, которую он выбрал в качестве своей второй Родины. В этом же году, всего с пятьюстами немецкими марками в кармане, он основывает в восточной части Штутгарта свою первую фирму – гравировальную мастерскую «Werkstätte für freie Gravurtechniken», которая снабжает местные типографии печатными формами.

Вскоре его фирма переезжает в большее помещение, в котором основатель размещает свой первый гравировальный станок, приобретенный им на кредит подруги. В 1961 в цеху Цуффенхаузена стояли уже 3 гравировальных станка, а начиная с 1968 года в Калленберге появляются сначала 10 станков, затем их количество увеличивается до 20.

Параллельно с этим растет рабочий коллектив. Из мастерской одного человека вырастает предприятие, в котором работают сначала три, затем десять, двадцать, двадцать пять сотрудников.

 

«Я всегда эксплуатировал технику, а не людей» – так Филипп формулирует свой основной принцип, которому он остается верен до сих пор. Именно поэтому у него никогда не возникало проблем с удержанием в тайне планов всех изобретенных им станков. «Выбрать лучших и относиться к ним с уважением. Так Вы создадите семью, в которой все ценят и держатся друг за друга.»

В то время эта дружная команда производила в первую очередь инструменты для чеканки монет и печатные формы. «Именно швабский дух изобретательности привел нас в машиностроение. Мы хотели быть лучше, надежнее и мочь больше, чем другие.»

Продавать машины собственного производства изначально не планировалось. Но фирма не стала игнорировать запросы рынка и уже в 1966 году гравировальным мастерским были проданы первые машины, созданные на основе собственного патента.

 

Дух изобретательности позволил Филиппу в конце 60-ых годов развить до рыночной зрелости свою новую идею – технологию печати с помощью силиконовых тампонов. Замысел состоял в том, чтобы сделать возможным нанесение изображения на поверхности любой формы. После более чем двух лет разработок и целой серии опытов пригодность технологии стала очевидной. Силиконовые тампоны сделали возможной печать на неровных поверхностях. Теперь оставалось повысить скорость и точность печати, а также увеличить количество используемых красок. Через пять лет кропотливой работы все технические вопросы были решены, и машина была готова к серийному производству.

В 1971 году Филипп получил возможность продемонстрировать свою первую электромеханическую печатную машину с силиконовым тампоном на выставочном стенде немецкой машиностроительной компании «KrausMaffei». Отклик на новинку превзошел все ожидания. С выставки из Дюссельдорфа Филипп вернулся с 30 заказами в портфеле.

Все остальное – это уже история успеха компании. Новаторская технология привела к качественному прорыву в полимерной промышленности. Так из небольшой гравировальной мастерской «Wilfried Philipp Industriegravuranstalt» выросла современная компания «TAMPOPRINT AG» с головным предприятием в пригороде Штутгарта, городе Корнталь-Мюнхинген. Компания имеет многочисленные дочерние предприятия по всему миру и располагает своим собственным машиностроительным подразделением «ALFA TOOLS» в горах Швабского Альба.

 

Этот успех, а также использование лазеров, функциональная печать (например, нанесение никотина на никотиновый пластырь), расширение отдела печати на бутылочных колпачках, вновь выстроенная в 1990 году штаб-квартира фирмы и, не в последнюю очередь, создание акционерного общества – все это никоим образом не расслабило «инновационную жилку» Филиппа.

Прощаясь, он пожимает вам руку с той же силой, как и при приветствии. Это не действует устрашающе, а воспринимается скорее как вызов. И вы невольно выпрямляетесь и подтягиваетесь – сразу становится понятно, почему каждый на этой фирме старается изо всех сил.